Русская Православная Церковь Московская городская епархия
Юго-Западное викариатство Андреевское благочиние

Цитаты Святых Отцов на каждый день

«Всякое лишение и всякое понуждение ценится перед Богом, по сказанному в Евангелии: Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его»
(Преподобный Амвросий Оптинский)⁠

Святитель Савва Сербский и Россия

25 января Русская Православная Церковь чтит память святителя Саввы, первого архиепископа Сербского. Святого Савву можно смело назвать отцом сербской нации, о его почитании на родине, да и повсюду на Балканах, а также на Святой Горе Афон, широко известно. Однако и для России святитель не является чужим.

argaiv1850

Сначала имя сербского архиепископа стало известно на Руси как имя автора Законоправила — свода канонического и гражданского права, остававшегося основой церковно-нормативного регулирования в России вплоть до 1917 года.

Дело в том, что именно под руководством святителя Саввы этот римско-византийский кодекс (Номоканон) был переведен на славянский язык, дополнен и адаптирован.

Древнейший сохранившийся русский список Светосавской Кормчей (или просто "Кормчей Книги") — Рязанский, датированный 1284 годом, то есть созданный еще при жизни духовных чад святителя. Большое печатное издание Кормчей книги произошло в России незадолго до никоновских реформ, в 1650 году по благословению Патриарха Иосифа.

В чем причина такой живучести Светосавской Кормчей на Руси?

Дело в том, что в этом сугубо правовом и, казалось бы, исключительно прикладном документе отразилось все духовно-правовое наследие Византии. Именно в этой книге была ясно сформулирована идея симфонии церковной и светской власти. И первым среди славянских народов примером воплощения в управлении государством евангельского значения власти стало именно Сербское королевство, во главе которого стояли два святых брата: архиепископ Савва и король Стефан.

Почитание Саввы как святого началось на Руси несколько позже, с восстановлением русско-южнославянских связей в конце XIV века через посредство монастырей Афона и Константинополя. Русь в эпоху правления великого князя Дмитрия Донского и его сына Василия постепенно освобождалась от ордынского ига, укреплялась и богатела, в то время как византийский мир все больше угнетался турками и латинянами. Наши южные единоверцы нуждались в материальной и дипломатической поддержке Москвы. Руси же требовались ученые мужи, богословы, иконописцы, переводчики, оружейники, зодчие, инженеры. Все это могла дать и давала как Византия, так и Сербия.

После Косовской катастрофы 1389 года поток сербов на Русь еще более увеличился. В XV веке в Троице-Сергиевом монастыре трудится агиограф Пахомий Серб, в Московском Кремле серб Лазарь устанавливает первые куранты. Вместе с сербскими монахами и их книгами на Русь приходит и почитание святителя Саввы.

Однако до середины XV века уместнее говорить лишь о знакомстве образованной части русского общества (в первую очередь монашества) с почитанием этого святого у него на родине и на Афоне. В месяцесловах начинает появляться память святителя Саввы (например в Евангелии преподобного Кирилла Белозерского); в служебниках его имя упоминается вместе с именем отца, преподоного Симеона Мироточивого, на литургии; в тропарниках появляются тропарь и кондак; в составе новой редакции Пролога — краткое житие.

В середине XV века для обоснования законности автокефалии Русской церкви московские идеологи обратились к болгарскому и сербскому опыту прошлых столетий. Тогда неизвестным автором было написано "Сказание о болгарской и сербской патриархиях". Значительную часть этого текста составило житие святителя Саввы. С этого времени можно говорить о ярко выраженном интересе русских к личности первого сербского архиепископа.

В начале XVI века житие святителя Саввы использовалось как аргумент в споре последователей преподобных Иосифа Волоцкого и Нила Сорского (так называемых "иосифлян" и "нестяжателей", как их назовут позднее). Первые отстаивали право монастырей владеть имуществом не только для содержания самой братии, но и для осуществления благотворительной деятельности, а вторые доказывали, что монахам следует полностью отказаться от всего земного.

Ученик преподобного Иосифа митрополит Даниил в полемике с "нестяжателем" Вассианом (Патрикеевым) апеллировал к тому факту, что святитель Савва Сербский содержал в достатке свои монастыри, дабы они могли реализовывать социальную миссию. Тем более, что в 1517 году инок Исайя доставил в Москву с Афона пространное житие святителя Саввы, написанное на рубеже ХIII—ХIV веков иеромонахом Феодосием, и достоянием русских книжников стали все подробности жизни это великого сына сербского народа.

К концу XVI века Московская Русь вполне осознала себя наследницей всего православного мира. И эту роль рано признали за ней другие православные славяне. В "Третий Рим" постоянно приезжали за милостыней посольства афонских монастырей и потомков сербских деспотов из династии Бранковичей, живших на территории Венгрии. Таким образом более глубокое знакомство с культом святителя Саввы продолжилось по сразу по двум линиям.

Расцвет культа Саввы Сербского на Руси пришелся на правление царя Ивана IV Грозного. Тому способствовало сочетание многих факторов: и развитие идеологем, заложенных в правление его отца Василия III, и почитание святых Саввы и Симеона как создателей сербской державы и церкви, связанное с принятием Иваном царского титула в 1547 году, и покровительство монастырям Афона, и династические корни: дед Ивана Грозного Иван III был женат на Софье Палеолог, отец которой Фома был сыном византийского императора Мануила II и Елены Деянович-Драгаш, дочери сербского вельможи Константина Драгаша. Константин Драгаш в свою очередь был сыном деспота Деяна и Феодоры Неманич, дочери короля Стефана Дечанского и, следовательно, потомка самого Немани. Следовательно, в бабке Ивана Грозного по отцовской линии текла кровь святородного древа Неманичей.

С другой стороны мать Ивана Елена Глинская была дочерью Василия и Анны Якшич, внучки воеводы деспота Джураджа Бранковича, и дочери воеводы Стефана Якшича. Ее родная сестра Елена вышла за деспота Йована Бранковича, правнука святого князя Лазаря и его супруги Милицы. Таким образом, как по линии отца, так и по линии матери Иван Васильевич имел сербские корни.

Баба Анна к тому же непосредственно участвовала в воспитании царя. О ее роли пишет сербский писатель Милован Витезович: "Его образованием занялась та, кто учила и его мать, привив ей гордость, чувство собственного достоинства и решительность. То же самое она внушала теперь и внуку… Познакомила его с сербским духовным и государствообразующим учением святого Саввы. Рассказала ему о расцвете святой династии Неманичей — от Стефана, собирателя сербских земель, до Душана Сильного, его славного венчания на царство, его соборов и издания Законника. Узнал он и о гибели сербского царства и судьбе князя Лазаря. Настольной книгой Ивана стало написанное Феодосием житие святого Саввы, принесенное и подаренное его отцу афонским монахом Исайей. О своих впечатлениях он с восхищением вспоминал в конце жизни: "А как святой Савва оставил отца, мать, братьев, родню и друзей вместе со всем царством, знатью и взвалил на себя крест Христов, и какие монашеские подвиги он совершал! А как отец его Неманя, то есть Симеон, и мать его оставили царство и заменили пурпурное одеяние монашеской рясой, и как они после этого обрели утешение и радость!"

Уже в начале царствования, в 1549 году, Савва и Симеон Сербские были официально канонизированы Русской церковью, внесены в число "новых чудотворцев" вместе с русскими святыми. С этого времени обычными становятся их изображения на русских иконах. Парное их изображение в молении помещено на столпе кремлевского Архангельского собора, служащего усыпальницей русских князей и царей.

Всего наряду с русскими государями в росписях Архангельского собора представлены четверо "иностранцев". Из них трое сербов: святые Симеон, Савва и косовский страстотерпец Лазарь. Этим Иван IV еще раз продемонстрировал свое происхождение.

Любопытно, что единственным святым, изображенным в храме дважды, стал именно святой Савва (один раз с отцом, преподобным Симеоном; второй — в одиночестве).

Уже в конце царствования "грозного царя" русские художники создали иллюстрации к житию святителя в том объеме, в каком оно было включено в Лицевой летописный свод. Несколько десятков миниатюр превосходят по объему все, что существовало на эту тему в средневековом сербском искусстве.

Какое-то время, до той поры, пока русским исследователям не стали доступны фрески Георгия Митрофановича из трапезной Хиландарского монастыря, предполагалось даже, что оба цикла восходят к одному прототипу — несохранившемуся иллюстрированному житию первого сербского архиепископа. Однако разница в композиции миниатюр и стенописей, а также полное отсутствие балканских реалий в трудах русских мастеров свидетельствуют о том, что последние были вполне самостоятельны.

В 1550 году хиландарский игумен Паисий с тремя братьями прибыл в Москву. В грамоте, адресованной царю Ивану Васильевичу, хиландарцы называли его "царем всех православных христиан", "христианским солнцем" и "вторым Константином". Жаловались на нужду, в которой они жили с тех пор, как не стало сербских правителей, на то, что священные сосуды пришлось заложить туркам и евреям, а также на то, что греки отбирали у них владения. Просили Ивана, чтобы ходатайствовал за них пред султаном Сулейманом, описали, в каком тяжелом положении находился и русский монастырь Святого Пантелеимона, подчеркнув, что "наши монастыри славянского языка в греческой земле пребывают на чужбине".

Царь сразу направил письмо султану Сулейману, прося его защитить оба монастыря от притеснений. В 1556 году хиландарские монахи снова приехали ко двору Ивана. Государь вручил им ценные подарки: деньги, книги, сосуды и другую утварь, а также катапетасму, которую вышила его жена Анастасия и на которой наряду с русскими святыми были изображены святые Савва и Симеон. Два года спустя в Москву приезжает архимандрит Прохор, который от имени хиландарской братии подарил царю панагию с частицей Честнаго Креста Господня, а царице — икону Богородицы Скоропослушницы, которая принадлежала сербскому патриарху, святому Спиридону.

Помогал Иван Грозный и монастырю Милешева, в котором почивали мощи Святого Саввы. Иван Васильевич подарил обители покров для раки святителя, а также чашу, которая и поныне хранится в музее Сербской Православной Церкви в Белграде.

По состоянию на начало 2018 года в России нет ни одного действующего храма, посвященного святителю Савве Сербскому. Однако такой храм заложен в Екатеринбурге и имеет статус архиерейского подворья, община существует с 2003 года, службы сейчас проходят в деревянной церкви, посвященной отцу святителя, преподобному Симеону Мироточивому.

 

Игорь Рыжов

  

Православный Календарь

Пожертвования

Сделать пожертвование

НУЖНА ПОМОЩЬ

25.11.2019
Благодарим всех, кто оказывает посильную помощь храму Архистратига Михаила в селе Михайловка Бакалинского района! 21 ноября приход встретил Престольный праздник в честь Собора Архистратига...
24.10.2019
Просим молитв об упокоении новопреставленного иерея Димитрия 23 октября с.г. в Архангельской области в селе Черевково от...
14.10.2019
КНИГА ВЗАИМОПОМОЩИ В церковной лавке находится книга взаимопомощи, в которой Вы...
10.10.2019
Приглашаются волонтеры на фасовку народных обедов в Троице-Сергиевой Лавре По субботам требуются волонтеры для фасовки народных обедов в Троице-Сергиевой...
24.08.2019
Благодарность от певчей Екатерины Дорогие прихожане, ранее мы просили помощи для семьи певчей храма...
Все записи →

Фотоальбомы

Все фотоальбомы →

Дружественные сайты

patriarchia

vikariatstvo

perovskoe

В соц. сетях

YouTube

Канал на YouTube