Русская Православная Церковь Московская городская епархия
Юго-Западное викариатство Андреевское благочиние

Цитаты Святых Отцов на каждый день

«Если человек помогает нести крест другим людям, то намного легче становится и его собственный крест»
(Преподобный Паисий Святогорец)

Стихи иеромонаха Аверкия (Белова)

(раздел пополняется по мере поступления новых стихов)

argaiv1366


***
НА ДЕНЬ ПАМЯТИ
ВЕЛИКОМУЧЕНИКА ЦЕЛИТЕЛЯ ПАНТЕЛЕЙМОН

"Целить" - глагол необходимый, прекрасный, радостный, святой.
Наш мир, разрозненный, дробимый,
до боли Господом любимый,
да будет склеен добротой!

Мой ум, рассеянный, нецельный,
непостоянный, суетно'й,
на безобразия прицельный,
заумный, гаджетный, процентный,
да будет сцеплен красотой.

Народ Руси, передроблё'нный,
раздробленный, едва живой,
молитвою неудобрённый,
мудрёный, фальшью ободрённый,
да станет вновь самим собой!

Оболганная наша Церковь,
расколотая западнёй,
да сбросит обмирщённость, цены,
с латинством диалог безцельный!
Да сохранится неземной!

Всё, разобщённое, больное,
расслабленное силой злой,
карикатурное, смешное,
рассыпчатое, нестальное,
да примет цельность и покой!

Целитель - славное занятье.
Дробитель дышит пустотой.
Мы - организм, мы - сёстры, братья.
Сомкнём скрепленья и объятья,
чтоб не разрушиться войной!


***
ТАЙНА

В миру есть тайные монахи.
В скитах есть тайные миряне.
Мы прячем цели, факты, страхи
за притворения дверями.

Мы опасаемся позора.
Пугаемся объятий славы.
Бежим родителей надзора.
Боимся мстителей облавы.

И это правильно частично.
Жизнь человека сокровенна.
Я вправе думать необычно.
Я вправе жить несовременно.

Я буду делать непохоже
картины, выводы, поступки.
Уму взострённому негоже
ползти к компьютерной затупке.

Я должен верить. Но не должен
быть наизнанку, нараспашку.
Язык истреплется без ножен.
Мир волкозубен мне - барашку.

Свои дела скрываю злые,
чтоб не поранились детишки.
Но прячу и дела благие
в небесные мои сберкнижки.

Хвала подполью, полуслову,
неподписавшимся поэтам,
нерасхвалённому улову,
неприкреплённым эполетам.

Порочны фото с президентом,
первопроходцем кругосветным.
Зачем считать себя презентом,
брезентом будучи бесцветным?

Так сладко получать медали.
Но сердце золотое краше.
Порой тщеславия педали
додали ускоренье наше.

Затихаримся в горы таин
от шума прессы, пресса денег!
Застенчивый добром оттаен.
Заносчивый - весь неврастеник.


***
ПРЕПОДОБНОМУ ИОАННУ МНОГОСТРАДАЛЬНОМУ

Бес блудный страшен, говорлив, хитёр.
Везде его приманки, сети, грабли.
Он всюду свои щупальцы простёр.
Во всё подлил магические капли.

В прошедшем веке был переворот
в понятиях о чистоте и грязи.
И, будто бы, разврата приворот
мир гонит в неестественные связи.

Хоть выдай миллиарды паранджей.
Хоть оскопись. Хоть убеги в пещеру.
Бес набросает мерзких миражей,
колебля совесть, убивая веру.

Нечи'сты юноши, порочны старики.
Священники от исповедей в шоке.
Природе человечьей вопреки
в Европе узаконили пороки.

Но, слава Богу, знаю острова
стыдливости, застенчивости, девства.
Бегите из блудилищного рва
в нетленное Небесное наследство !

Святой многострадальный Иоанн,
молись за непутёвых, многострастных,
чтоб милости Господней океан
нас укрывал от мерзостей ужасных !


***
ГРАНЬ

Мы многогранны, ярки, как алмаз.
Резцы печалей огранили нас.

Кто не шлифован горести рукой - бесформенный, бесцветный, никакой.

Кто не прошёл огонь, кисло'ты, щёлочь,
почти всегда - придирчивая сволочь.

На необточенных наждачкою беды
видны неблагородных руд следы.

Грань срыва - неотъемлемая грань.
Она близка, где ни пройди, ни встань.

И за неё ступал я иногда -
благоразумья рвались повода.

А там кошмар на ужасе сидит,
грязь с гноем над блевотиной царит.

Запомнив эти страшные часы,
чиню свои сердечные весы.

Бьюсь, трепещу', стараюсь отодрать
прилипший мрак, что пробует хватать

мой ум нетвердый, шаткие глаза,
характер, где пристроилась коза.

Всем находящимся на грани нищеты,
нечистоты, убийства, маяты,

страдающим от ложной красоты,
добравшимся до мнимой высоты,

трудившимся всю жизнь для пустоты,
допившимся до полной наготы

желаю не ступить последний шаг
туда, где дьявол кукловод и шах.

Остановиться, плача постоять.
Тихонечко от края отползать.

Ещё чуть-чуть и ангелы придут,
друзья вас вспомнят, мамы прибегут.

Молитесь Богу, даже и упав.
Отчаянье страшнее всех отрав.

Паденьем стёрлись острые края,
замолкли возгласы: "Моё!", "Всё мне!" и "Я!".


***
АНТРОПОЛОГИЯ

Мы богословствуем. Но после пустословим,
злословим, острословим,
сквернословим.

О, как красив молчащий человек!
О Боге весть струится из под век.

Рук Господа следы в руках людских –
удобных, ловких, нежных, золотых.

Движений множество, таинственный
покой...
Христос создания соединил с Собой.

Я – свет, я – зверь, я – ангел, я – растенье,
нездешнего и здешнего сплетенье.

Обвитый кожей косточек союз,
ВУЗ мозга, узелок сердечных уз.

Ежесекундное во мне кроветворенье,
кипенье головы, пищеваренье.

Всем управляет умственная часть,
препятствует в пасть глупости упасть.

И даже онемевши языком,
мы богословствуем, поём о неземном.

Забрызганную грешностью красу
сегодня в горы отчищать несу.


***
НА СМЕРТЬ ДЕНИСА ТЕНА

Как много необычного вокруг.
А смерть венчает эту необычность.
Она - талантов хирургийный друг,
доукрашающая взвившуюся личность.

Как много необычного. Взгляни.
Не добавляй политики в чудесность.
Убили фигуриста в наши дни.
Но вечность - данность. А не неизвестность.

Как много необычного. Всмотрись.
У перекрестья улиц с именами
двух музыкантов своровали жизнь
под музыку взлетавшего над льдами.

Как много необычного. Борись
чтоб зеркала из сердца не украли.
В себя, в дорогу пристально вглядись.
Беги от тех, кто правду искажали.

Как много необычного. Прочти
о русском имени крещенного корейца.
Таинственны истории пути.
Не дай огням мятежным возгореться.

Как много необычного. Звук "тен"
струна даёт. Теперь она порвалась.
Нож перегрыз важнейшую из вен.
В ней часто жажда подвигов стучалась.

Как много необычного. Мне жаль,
что все клянут правительство, систему.
Весь мир во зле. Пусть светлая печаль
заменит страсти по Денису Тену.

Как много необычного. Пускай
земля казахская рождает необычных.
И помнит про Любовь, про Суд, про Рай,
уймёт категоричных, фанатичных.

22 июля 2018 года


***
НА ДЕНЬ КАЗАНСКОЙ ИКОНЫ БОГОРОДИЦЫ

«Казанская» зовут одну бомжиху,
отдрайщицу огромных казанов...
Добавив к плову жгучую аджику,
сидят потомки смелых казаков,

упорных турков, методичных немцев,
казахов радостных, исчезнувших хазар.
Весь город шумный, если присмотреться,
похож на закипающий казан.

И думает в восторге эта Валя,
смывая жир говяжий кипятком:
в казан страны великой накидали
народности сырые, но потом

уменьшились их горечь, гордость, жёсткость,
тепло взаимное и Божие впитав.
Огнём страданий истребилась косность.
Переварился ядовитый нрав.

Приправ чудес и соли христианства
добавлено Господнею рукой,
заселены бескрайние пространства
доваренными горем и войной.

И, бросив тряпку, в маленькой подсобке
Валюша пред Казанской предстоит.
Лютует дождь, поленья тают в топке.
Сознанье удивлённое молчит.

А Матерь Божья, выслушав моленье,
идёт следить, чтоб в казанах скорбей
переварилось наше поколенье
в беспримесных, в безгнилостных людей.


***
ВЫБОР ИКОНЫ

Люди бывают иконные и не иконные
по лицу, действиям, выражениям.
Очи одних - благодарно-бездонные.
Глазёнки других с отморожением.

Природа бывает иконная
и не иконная -
первозданная и испорченная,
преображённая и загаженная.
Хаос несёт душа беззаконная.
Дарит гармонию душа доглаженная.

Кончина бывает иконная и не иконная -
прощающая и злобная,
затяжная и быстрая,
благоуханная и зловонная,
от выжатости и от выстрела.

Вечера бывают иконные и не иконные -
горные и игорные,
молитвенные и алкогольные,
фольклорно-задушевные и электронные,
застенчиво-сдержанные и разнузданно-вольные.

Поступки бывают иконные и не иконные...
Пусть среди вас умножится первое.
И головы ваши большие, коронные
украсятся мудростью, радостью, верою.


***
ФИНАЛ ЧЕМПИОНАТА МИРА

Мерцают окна. В телеках финал.
Мозг с летом отыграл одну вторую.
Себя к добру усиленно пинал.
Но смазал. Промахнулся.
И ору я.

Мерещится, что первый длится тайм.
А до свистка предсмертного немного.
Невыигрыш - одна из Божьих тайн.
Опасен визг победного итога.

По кабакам болельщики поют.
Здоровщики заснувшие спокойны.
Возможно - только матчи отойдут,
вновь подкрадутся кризисы и войны.

Вот Гризман с Модричем, замазав синяки,
надорванные мыщцы подвигают
гулять по берегам Москвы-реки.
На небе звёздочки бесспорные играют.

А наш народ весёлый и простой,
привыкший не страшиться пораженья,
идёт своею дивною тропой
чрез напряженье до Преображенья.

Французы золото, как древле, увезли.
Хорваты серебро, аплодисменты.
Помолимся, чтоб хрупкий мяч Земли
не попадал в опасные моменты.

Наступит человечества финал,
финальчики наивных человечков.
Потом отлёт, чрез страшный терминал
подобного к подобному навечно.


***
МЫСЛИ О ФУТБОЛЕ

Есть в житиях чудеснейший рассказ
о блудной женщине, пред храмом
проходящей,
священниках, что отвратили взоры
от дерзкой, крашенной, колдующей красы,
епископе, взглянувшем вслед несчастной,
сказавшем:
" Братья, эта куртизанка -
нам обличенье.
Мы не так усердны
в служенье Богу,
как она греху.
Мы не заботимся о красоте души,
так сильно, как она о стати тела,
глаз выразительности, белизне зубов,
изгибе носа и других ловушках для глупеньких подпитых горожан.
Да дарует Господь ей покаянье!"
Красавица покаялась потом. Подвижницей соделалась великой.
Молись о нас, святая Пелагея!

Я почему-то вспомнил эту повесть,
взирая на неистовство трибун,
смотрящих, как
по молодым травинкам
гоняют мячик
люди молодые.

Да, много можно хлёсткого сказать
про вред азарта,
матчи покупные,
спортивный бизнес,
славолюбье звёзд,
языческие корни состязаний.
Но, мне не хочется умножить на Земле
мертвящую заразу осужденья.
И помыслы благие я коплю,
чтоб не подставил дьявол мне подножки.

Начнём со слов "болельщик" и "фанат"
( "фанат" в буквальном переводе - "смертник").
Сказал бы мне помянутый епископ:
" Ты не болеешь о своих ошибках,
о горе близких, о родной стране,
как эти толпы
о победе сборной,
что пораженьем сменится потом.
Ты не готов стать смертником Любви,
рабом Добра,
Спасенья сумасбродом,
кричать на улицах
об Истине Святой,
куда-то ехать
поддержать в сраженье изнемогающих защитников Руси.
Смешные люди в боевой раскраске,
шумящие на наших площадях,
усердней в кураже , чем ты в молитвах."

Мне хочется, чтоб звёзды отзвездив,
учили мальчиков старанью, трудолюбью,
взаимовыручке,
командному мышленью.
Чтоб вырвали их с помощью мяча
из лап компьютеров, наркотиков, разврата,
сквозь прессинг города
глумливого вели
к подачам Свыше и
к воротам храма.

Пред каждым матчем надо бы взглянуть
- а где в истории встречались наши страны.
Немало предков игроков команд
лежат под нашими зелёными полями.
Их не поднимет костоправ искусный.
Поляки, немцы, шведы, англичане,
французы, проигравшие нам бой, пускай порадуются, что займут их внуки
все первые места на пьедестале
в две тыщи восемнадцатом году.
Мы ж обойдёмся без побед футбольных.
Да даст нам Бог иных святых побед:
над глупостью, над жадностью, над ленью,
над сладострастием,
над ложью,
над собой,
пока ещё лежащих пред экраном с истошным криком, пивом, бутербродом.


***
ИГРА

Детей не представляю без игры.
Завет Господень: "Будьте словно дети"
толкает вспоминать мои дворы на многоцветном жизненном рассвете.

Мы так играли здорово в хоккей.
Прекрасны дружба пасо-голевая,
затем неделя гипсо-болевая,
командность и смекалистость
парней.

Мы так играли здорово с водой. Из под шампуня с дырочкою ёмкость
символизировала сердца неуёмность,
мочила голову душистою струёй.

Мы так играли здорово в мослы.
Овечьи косточки летали над землёю,
обглоданные в праздники семьёю.
Как эти дни светлы и веселы!

Мы так играли здорово в войну.
Возможно пригодится этот опыт,
когда событий сапоговый топот
вновь вскипятит родимую страну.

Мы так играли здорово в песке.
Какие крепости, укрытия, тоннели
выстраивать для танчиков умели.
И их бомбили, вставши вдалеке.

Заигрывания, игрища в груди
оставят шрам. Жизнь выжить - не игрушки.
Зовут из прошлого мальчишки и девчушки
так оживлённо:
"Саня, выходи!"

Детей не представляю без игры.
Своею взрослостью унылою гнушаюсь.
Сухих сгребают граблями в костры.
Поэтому не высохнуть стараюсь.


***
АПОСТОЛЫ

Апостолы - бессмертия посланники,
святые странники,
блаженные изгнанники.

Мы тоже посланы, имеем назначение.
Но нас уносит светское течение.

Мы тоже странники.
Но связанные шмотками,
домами, телевизорами, сотками.

Мы тоже изгнанны
безбожным человечеством.
Остались в одиночку всем отечеством.

Нас к Западу толкают духи падшие.
Нас защишают - за Россию павшие.

Да, наши предки с ревностью Петровою.
А мы с душою душной и дешёвою.

Да, наши деды с Павловою верою.
А мы сроднились с жизнью грязно-серою.

Но спит и в нас апостольства частица.
Ад пробужденья нашего боится.

13 июля 2017 года


***
НА ДЕНЬ АПОСТОЛОВ ПЕТРА И ПАВЛА

Весь мир людской - немного Петропавловск.
Следы апостолов разбросаны в сердцах.
Ведь ими сделалось, построилось, сказалось
неразрушимое в мятущихся веках.

Петровск от Павловска отдельно -
будет мало
различностей сведённых в полноту.
Учёность Павлову рука Христа вмешала
в рыбацкую Петрову простоту.

Теперь все Павловы - Петровы неизбежно,
любой посёлок -
Иерусалим.
Мир неземной с земным,угодник с грешным
честь воздают апостолам святым.

Смешные Павлики, веснущатые Пети
уже печать величия несут,
задатки мир спасать, вещать о Свете
заложены в невызревший сосуд.

Петровны, Павловны пусть тоже не зевают,
в их отчествах огонь святой сокрыт.
Пусть наставляют, любят, утешают
тех, кто уныл, кто слаб, кто не горит.

Да каждый верующий нынче именинник,
сверхименинникам - всем Павлам, всем Петрам
желаем свой талант(пускай-полтинник)
умножить в миллиарды через храм!


***
ВОЗВРАЩЕНИЕ К ДРУЗЬЯМ

Я вернулся. И есть кому дверь отворить.
С благодарностью в небо ночное смотрю.
Я вернулся. И есть кому чай заварить,
подпевая горчащую песню мою.

Есть кому говорить про пути, про зарю.
Их любая подробность волнует.
Я уйду, понадеясь прийти к октябрю,
как журавль, что на юге зимует.

Есть зачем тосковать, мёрзнуть, плакать, болеть -
истребятся неискренность, сытость.
Есть, кому ужасаться, молиться, скорбеть,
кораблей моих видя разбитость.

Я вернусь, словно долг возвращённый не в срок,
с опозданьем, прося извиненья.
Я вернусь, как в леса' возвращается волк
из ловушек людского селенья.

От оков суеты, пустоты, маеты,
темноты, возвращаюсь весёлый
в дорогое жилище простой доброты,
как под облако месяц, как в поле цветы,
как ребёнок с пятёркой из школы.

Тело странника терпит скитание, труд.
Для сердец же труды – расставаться.
Гималаи свернёшь, когда любят и ждут.
Когда знаешь - куда возвращаться.

Я вернулся. И есть кому вздох подарить.
С благодарностью в небо дневное смотрю.
Я вернулся. И есть кому зло укорить
за раненья в бою, за задержку мою.

14.08.08


***
ЛЕТНИЕ ПЕРЕЛЁТЫ

Друг прилетает.
К другу улетаю.
Полёт и дружба лето наполняют.
Я прилетевших радостно встречаю.
Меня летящего, летающи встречают.

Чуть поволнуешься пред строгою таможней.
Чуть побоишься тряски поднебесной.
Чуть таянье кармана превозможешь.
Чуть свыкнешься с рекламою нечестной.

И понесут к распевности застолий
плоды неповторимые долины.
Укроюсь от охотящихся болей
в искристость моря, в заросли малины.

Украшу уши серебром беседы
с вкрапленьем золотистого молчанья
в местах, где побеждали наши деды
полки врагов и помыслы скучанья.

Любуясь незнакомыми цветами
и новыми знакомыми любуясь,
я попрощаюсь с многими грехами,
я с многими врагами поцелуюсь.

Всё это будет - верю несомненно,
что лето и полёты помогают
для рая обновиться постепенно,
где так нас любят, так нас ожидают.


***
ЛЕТНЯЯ ЖАРА

Жара – Жар-птица, по садам летая,
растит черешню, сливы, абрикосы.
И ледники мерцающие, тая,
рождают тучи, наводненья, росы.

Тень и вода телам необходимы,
как сердцу утешенье красотою.
Сплетенья улиц розами кадимы.
Дома кипят беседой чаевою.

Передвигаясь к знойным перевалам,
украшенные утренним загаром,
стараемся возликовать о малом,
пытаемся не сожалеть о старом.

Уста до дна омыты родниками.
Чело от удивленья распрямилось.
Ещё дружней становимся с друзьями,
яснее ощущаем Божью милость.

Жара – Жар-птица чудная, святая
растопит все холодные вопросы.
Над тихими просторами летая,
растит черешню, сливы, абрикосы.

04.07.2017


***
КАРТИНЫ ЖИЗНИ

Жизнь одних – расчёты, чертежи,
чёрное на белом.
У других – цветные витражи
в храме опустелом.

Васильки во ржи, ромашки у межи –
состоянье кротких.
Белый снег – картина душ без лжи.
Чёткий контур в чётких.

И расплывчатый в нетвёрдых, молодых.
Реализм в серьёзных.
Авангард внутри собой больных.
А батальность в грозных.

Что во мне? Я стёр, ещё сотру
грустные сюжеты.
И сожгу к Суду, да нет, к утру
женские портреты,

монстров морды, с тортом натюрморты,
странности Дали.
Даже в бой бегущие когорты,
Даже корабли.

Пусть напишется иное, неземное, византийское, иконное, живое,
ровное, безстрастное, святое.
Сходство слабое меня
с воскресшим мною
удивит неумерших душою.
Ведь душа болит.

2008 год


***
СТРАНСТВИЯ В АЗИИ

Быть странником на юге тяжело.
Начнём с жары перечисленье тягот...
Безводие пустыни нежилой,
тоска по краю земляничных ягод.

Кусаться будут осы, комары,
плевать верблюды, заросли колоться.
Закроют пред небритыми дворы,
запрячут почерпало от колодца.

Но есть везде ученики Христа:
Праправнуки Фотины-самарянки,
полынный ветер, неба высота,
поющии унылым коноплянки.

Ещё щенята, робкие ежи,
забавные тушканчики, ягнята,
наточеные ледников ножи,
отары туч, кочующих куда-то...

И продолжаем азиатский путь:
терпя репей, переизбыток суши.
Потом велит Господь кому-нибудь
подать улыбку, наставленье, ужин.


***
ЭВАКУАЦИЯ

Любому человеку нужен тыл -
семья, друзья, рыбалка, книга, дача,
места, где он бы от войны остыл,
беседуя, лечась, любуясь, плача.

Нужна возможность спрятаться от всех,
стать беженцем, хотя бы на немного.
За тишиною следует успех.
За размышленьем промышленье Бога.

Любому государству нужен тыл -
богатые сердечностью селенья,
где раненые наберутся сил,
где возрастает хлеб для наступленья.

Нужна возможность спрятать от врагов
науку, руководство, производство,
творцов мелодий, кинофильмов, слов,
талантородство и животноводство.

Благодарим великий Казахстан.
Эвакуаций и репатриаций
тяжёлый крест был Богом ему дан,
сплетенье языков, религий, наций.

Три миллиона новых сыновей
приняли степи в горном обрамленье.
Гостеприимной чуткостью своей
казахи врачевали разделенье.

Красавица моя Алма-Ата
вдруг сделалась Москвою, Ленинградом.
Тянь-Шаньских гор святая красота,
приравнена к лекарствам и наградам.

Любому начинанью нужен тыл
- священный опыт прежних поколений.
Желаю чтоб никто не позабыл
военных огневых преодолений.

Нужна возможность спрятать, сохранить
от наглой лжи
истории страницы.
Давайте не разучимся любить,
прощать, общаться, жертвовать, молиться!


***
ПОСЛЕ ВОЙНЫ

Враги, любить которых заповедано,
лежат, ромашки русские примяв.
На нашу землю кровь сочится медленно.
Взлетает ворон, сердце расклевав.

Теперь они опять нам стали братьями.
И, скидывая трупы в чёрный ров,
солдатик крестится. В церквях перед распятьями
как не сказать внушённых болью слов?

«Прости их, Господи, казнённый меж разбойников,
татар, поляков, франков, немцев – всех,
нас беспокоивших набегами покойников,
невольно врачевавших русский грех.

А в дни победные пошли им, поражённым,
и их потомком милости Твои,
как посылал блудницам, прокажённым.
Суди их не по правде – по любви!».


***
ПОСЛЕ ПРАЗДНИКА

Скорбит мой дух -
мятежный и смешной,
пытливый и унылый,
злой и хитрый.
Всё кажется скучнейшею игрой.
Всему пишу издёвочные титры.

Мой дух мятётся, мечется, смешит,
испытывает глупостью кого-то,
тихонько унывает, громко злит,
хитрит расчётливо, но чаще без расчёта.

Когда же осенит Господень Дух
отстойник моего непостоянства,
то обострится отупевший слух
и смыслом переполнится пространство.

От Духа в дух перетечёт покой,
молчание, уверенность, терпенье,
внимание, борьба с самим собой,
усердие, бессребренность, смиренье.

Пусть злые духи скроются опять.
А летний дух полынево-медовый
начнёт больное сердце одевать
в спокойствия чудесные обновы.


***
ПЕРЕИМЕНОВАНИЕ

Всему на свете дали имена,
эпитеты, прописку в книге судеб.
Любая вещь уж как наречена,
так неизменно называться будет.

Лишь изредка, однажды в сотни лет
заменят слово новым иностранным.
Но в нас такого постоянства нет,
мы свыклись с бытием непостоянным.

Как здорово, что можно изменить
нам имена, фамилии, занятья,
глубины сердца, чтобы дальше жить-
схвативши вечность в крепкие объятья.

Петром стал Симон, Павлом Савл стал.
Наверное вначале, непривыкши,
по старому их кто-то называл,
как мать назвала, а не так, как Свыше.

По-русски это выглядело б так:
- Семён Ионыч,к свадьбе надо рыбку.
- Да я уже, ты знаешь - не рыбак.
И имя мне...
- Не знал, прости ошибку.

- О, Савл Тарсийский, рад тебя найти!
Ты нужен мне, как воспитатель сыну.
- Я - Павел Римский, в Рим хочу пойти,
зла истреблять глубинную причину.

Когда увидели апостолов в раю
в великой славе бывшие соседи,
заплакали, что с ними в жизнь свою
общались просто, грубо, как со всеми.

В святых ведь было то, что не с икон -
их радость ягодкам, закатам, детям, шуткам,
тому, что можно удалиться в сон,
печаль разгладив по кошачьим шубкам.

Желаю всем побольше простоты
и перемен того, что не по Богу,
великих дел, неброской красоты,
молитв апостолов на каждую дорогу!


***
ПОСТ

Болезнь – одна из форм поста.
Не кушается и не пьётся.
Тяжка жевательность. В уста
живительность молитвы льётся.

Разлука дополняет пост.
Глаза любимых - сердца пища.
Без этих путеводных звёзд
темнеют улицы, жилища.

Вершина-тренер для постов.
Узнаешь сладкую усталость,
боль мышц, достигших ледников,
недосягаемых, казалось.

Война постна́. Узнаешь вкус
Крапивы, пыли, вод болотных.
Узнаешь – трус ты иль не трус,
из годных ты иль из негодных.

Жара и холод постовых
с постящимися проверяют,
терпеньем сложностей простых
изнеженность переплавляют.

Труды для постников важны.
Топор, лопата, скальпель, молот
ленивость корчевать должны.
Путь безмозолевый – не золот.

Творить опасно не постясь-
перо переборщит эмоций,
кисть с Небом потеряет связь,
резец в безвкусие сорвётся.

Влюблённость постовую жизнь
соделает духовным пиром,
любимого потянет ввысь,
даст тон орга́нам, скрипкам, лирам.

Учёба – спутница поста.
Желудок мозга полон знанья.
Открытий новых красота
заменит радости питанья.

Всего ж постотворимей Крест.
Коснёшься головой Голгофы
и ощущаешь благовест
об окончанье катастрофы.

14.08.2015

 

***
ДУХ И ОГОНЬ

Дух огненен. Вот язычки огня
на головы апостолов сошли.
Они искать сынов погасших дня
отправились в кипение Земли.

Огонь преображается в пожар,
мосты сжигает, письма, сытый дом.
И тот, кто над богатствами дрожал,
дрожит в степи в халатике одном.

Огонь преображается в костёр
с рассказами, с кипящим котелком,
с всепониманьем братиков, сестёр,
поющих про тоску о неземном.

Огонь преображается в свечу.
Мерцает благодать над фитильком.
Я о печалях чьих-то лепечу.
Нельзя молиться только о своём.

Огонь преображается в очаг.
В печи пирог. Мы греемся с отцом.
В ногах усталость, ломота́ в плечах.
Февраль заходит вслед за январём.

Огонь преображается в войну,
идёт врачом, суровым ковачом,
зло вырезает, делает страну –
горящей совестью в горниле боевом.

Огонь преображается в разбег
в форсунках двигателей, движет колесом.
И всюду успевает человек,
хотя прекрасней странствовать пешком.

Всё это тоже устрояет Дух.
Он действует в житейском и в святом.
Когда мне кажется, что я совсем потух,
приходят книга или друг с Огнём.

19.06.2016
***
ИОАНН БОГОСЛОВ

Кто не мыслит, кто не богослов,
тот уже немного богоборец.
Ум без углублений, без основ –
сборщик мусора, усердный грехотворец.

Кто не богомолец каждый день,
тот неразличимый богохульник.
Без молитвы погрузишься в лень,
станешь сладострастнейший разгульник.

Кто не боговидец хоть чуть-чуть,
тот ненасытимый телезритель.
Суть всего видна ему как муть,
он везде живёт как разрушитель.

Кто богобоязненность отверг,
тот боится даже насекомых –
сразу поднимает руки вверх,
в плен сдаётся, всех сдаёт знакомых.

Кто не Божий раб, тот раб всего.
И невыносимо это рабство.
Мучает безжалостно его
папство, бабство, хитрое богатство.

Кто не богоносец, тот несёт
чушь ужасную, словесную заразу,
свинство в сердце бережно пасёт,
брёвна осужденья дарит глазу.

Иоанн-апостол, богослов,
ученик Христа, учитель верных,
преврати нас - глупеньких ослов
в осликов для Воскресений Вербных.

 

***
ВОЗНЕСЕНИЕ

Возносит вновь Господня благодать
в высокое, святое, неземное.
Нам - ползающим нравится взлетать
над тупостью, тоскою, суетою.

Но маловерье сносит с высоты,
"выносит мозг" вопросами о завтра.
Уносит сеть нечистой красоты.
Наносит раны удочка азарта.

Приносят страх пришедшие счета'.
Заносит заражение искусство.
Разносит построенья маета,
что у кого-то густо, кустно, вкусно.

Относит ветер вдаль от берегов.
Доносит друг о нашем сокровенном.
Статейка переносит в стан врагов.
Проносит мимо мысли о нетленном.

Короче говоря, нас всех несёт.
Не ввысь, а вниз мышление стремится.
Горизонтально ныне мир живёт,
Геройской вертикальности боится.

Превознестись над ближними легко.
А возносить их от падений тяжко.
Поэтому живём невысоко,
ползём в себе, как ёж, как черепашка.

Как плоскостность свою преодолеть,
рациональность, матерьяльность, косность,
чтоб полноценно Небом заболеть,
напиться Вечности, преодолеть навозность?

 

***
СЛЕПОТА

Устаю от людей ослепительных,
от шумящих машин ослепляющих,
от обилия ламп осветительных,
от начальников испепеляющих.

Полюбились мне тёмные домики,
где хозяюшки их слепошарые
скажут ласково: "Сыночка родненький,
дай тебя пирожками пожалую."

Им оставлено чуточку зрения
для готовки, для дойки, для книжицы,
поддержанья лампады горения.
Но не ткётся, не шьётся, не пишется.

Только плачется часто, вздыхается
без надрыва, с благою надеждою.
Помолились и жизнь получается,
как ватрушка, насыщенной, нежною.

Доедая их свежее стряпанье,
понимая их старое пение,
я желаю безвестности, спрятанья,
уменьшения знания, зрения,

сокращения передвижения,
оскудения переживания,
приближения перебешения,
изучения пережидания.

А за этой святой слепотою,
немотою благословенной
сердце встретится с красотою
исцеляющей, сокровенной.

 


***
ГЛАЗ

Глаз - тоже глас. Отчётливо гласит
о радости, любви, благодаренье,
вещает выгоранье, возгоренье,
разит тоскою, ласкою росит.

Глаз обрамлён осокою ресниц,
леском бровей. Век складчатые шторы
ум замыкают в чудные затворы,
да не ворвётся воровство столиц.

Глаз совмещает глубину, разрез,
цвет символический, определённый выкат,
усердие расчитыванья выгод,
уменье совершать обвес, замес.

Глаз магнетичен. Только засмотрись,
отправит притягательное поле
в служенье к Же'не и в неволю к Оле.
Не будь же бандерлогом - отвернись.

Глаз засоряем пылью, пестротой,
сучками, брёвнами, приманками экрана.
Он иногда - зияющая рана,
тревожнейшая чаша с пустотой.

Глаз на иконах дарит чистоту.
Глаз в комиксах расплёскивает злобу.
Глаз, подходя к пугающему гробу,
всей широтой стремится в высоту.

Глаз жаждет сна раскрашенную тьму.
Назавтра бросится в цветочки, горы, книги,
взыскуя удивленье в каждом миге,
любовь в подмигиванье другу моему.

14 мая 2018 года


***
ДЕНЬ ПОБЕДЫ

Растянулись колонны из пленных по пыльным дорогам,
Потянулись колосья, сквозь каски пробитые к солнцу весны,
На лице материнском, морщинистом, скорбном и строгом,
Появился надежды просвет. Окончанье войны.

В магазинах берлинских солдатики, куклы, лошадки для русских песочниц,
На Рейхстаге выводятся строчки и в письмах для мамы, жены.
Непривычно, когда стариков называют в Европе без отчеств,
А у нас есть отцы и Отечество есть. Окончанье войны.

Мы припомним, как держат косу, мастерок, молоток и рубанок,
Также кисть и смычок, и перо, если пальцы не повреждены,
И услышим мы колокол, дождь, петуха, детский смех спозаранок
Вместо стонов, разрывов, сирен. Окончанье войны.

Мы исполним обеты, что дали пред боем смертельным,
Храмы вдовы заполнят, очистится часть нашей общей вины,
Крест спасенья народов стал крестиком русским нательным.
Кровь свою проливавшие к Телу и Крови придут. Окончанье войны.

А на родину едут вагоны, разливы усталой гармони
заглушает беседы о русской судьбе, с вышины
воевавшие люди и звёзды горят, предстоит в обороне
всё небесное воинство, ждут окончанья войны.

19.04.10 Лавра



ОТРУБИ

Мы едем монотонно по жаре.
Тянь-Шаньских гор белеют монолиты.
Монашество мирское пожалев,
меняем разговоры на молитвы.

Посёлков азиатских череда
подламывает скорость приближенья
к разломам скал с поблёскиваньем льда -
оправам моего преображенья.

Вдруг у дороги - лозунг: "Отруби' !"
Я встрепенулся. Что за прозорливец
такое написал. Не огруби
глуби'ны сердца, странник-несчастливец.

И отруби решительной рукой
от жизньицы своей перемельчённой
беспечность, суетность, рассеянность, покой,
прозри душой, в обидах прокопчённой.

А мне что отрубить? Чем или кем
начать искорененье сухостоя
дурных привычек, ду'шащих проблем,
желаний распылятся на пустое.

Стволы непослушания толсты.
Их с одного удара не разрубишь.
Налажены к погибели мосты.
Влюблённости так быстро не разлюбишь.

А может быть придётся отрубить
привязанность к родному Семиречью,
в другом краю безвылазно дожить,
подвергнуть душу долгому увечью?

Но надо! Надо... Вдруг сообразил -
что "о'труби" написано на знаке.
Здесь продают для клювиков и рыл
раздробленные высохшие злаки.

Вот так всегда! Начавшийся порыв
не завершился выходом из свинства.
Перегорожен к вечности пролив
громадой лжи - бесовского эсминца.

11 мая 2018 года

 

1 МАЯ

День солидарности трудящихся настал.
Свидетели советских демонстраций,
утратившие прежний идеал,
пытаются хмелящего набраться.

Весь демонтаж краснеющей страны,
как транспорант, плывёт перед глазами.
Замученные прессой пресс вины
ослабили дрожащими умами.

Какая каша в наших головах!
Какой салат неравноценных целей!
Бей коммунистов! Монархистам крах!
Смерть либералам! Патриотов в цепи!

Кто виноват? Что делать? Быть? Не быть?
Гуляют призраков разрозненные роты.
Добить ли прошлое, чтоб в будущем добыть
народы прикомпьютерной породы?

Соседа и картошку посадив,
оставшееся время садят печень.
Всех президентов строго осудив,
уткнутся в шоу. Вечность видеть нечем.

Но в этом хаосе, болотности, дыму
есть души мудрые, огромные, простые.
Они, не удивляясь ничему,
уедут в монастырь на выходные.

Помолятся, чтоб сыновья труда
не злились на владельцев капитала.
Чтобы Русь, как в очернённые года,
мир щедро христианством напитала.

И всем лентяям радостно взирать
на труд молитвенный, крестьянский, горнорудный,
учительский, военный...
Мне бы встать от расслабления
в полк трудолюбцев чудный!

 

***

РАССЛАБЛЕННЫЙ

Расслабленного мучит немота,
особенно весною пред закатом.
Когда любовь над миром разлита'.
И гром громит бесчувствие раскатом.

Расслабленного мучит долгота
бессонной ночи, горечи вседневной,
прокравшиеся в щели холода,
бесстыдство мух, ворчанье тёти нервной.

Расслабленного мучит высота
слов о терпенье болей благодушно.
Мерещется: страданье навсегда,
все окружающие смотрят равнодушно.

Расслабленного мучит темнота
грядущего, рой мыслей неотвязных,
суставов недвижи'мых ломота,
кружение недель однообразных.

Расслабленного мучит чернота
безумных предпосылок расслабленья,
плывёт грехов прошедших череда,
нечистых мыслей смрадное скопленье.

Расслабленного мучит красота
людей здоровых, вести о героях,
картинки, где прекрасные места
зовут к себе, на странствия настроив.

Расслабленного мучит простота,
с которой исцеленье совершилось.
Он светло ранен радостью Христа.
Он мучится: чем воздавать за милость?


***

ТИГРЫ

Река Уссури медленно течёт.
Меж кедров тигры ходят к водопою.
Кругом тайга зовёт, поёт, цветёт,
бросает хвою, шелестит листвою .

От переезда к девственным лесам
удерживают бабские испуги -
вдруг клещ и тигр, подкравшиеся к нам,
уложат тело в гробовые струги.

Большая кошка изредка крадёт
бояк собак котяточкам на ужин.
Но дальше этой грани не идёт.
На нас особый ордер Божий нужен.

Жизнь ярко-полосата. У неё
похожесть с тигром. Крепкими клыками
терзает самолюбие моё.
Лень отдирает острыми когтями.

Едва не умерев от красоты
рощ зеленеющих над блеском океана,
трусливо озираюсь на кусты,
украшенные клочьями тумана.

Что лучше - разрычавшийся наезд
машины на полосках перехода
иль тигр поло'счатый, что благостно доест
меня - гнилушку дивного народа?

Смерть неизбежна. Как бы одолеть
страх самолётный, раковый, тигровый?
Пробив сомнений клетку, сердца клеть
направлю за стихами в бор кедровый.

 

***

РАДОНИЦА


Уснувшие проснулись. Побрели
усопшим говорить о воскресенье,
припомнив как печально погребли
жильцов Земли киданием земли
под совести упрямое грызенье.

Полуживые мёртвым понесли
цветы искусственные, сладостей смешенье.
Угрюмо смерть смотрела издали'
на ломких тел святые корабли,
напоминая кораблекрушенье.

Идущие ушедшим помогли
преодолеть любовью разлученье,
глаза и свечи радостно зажгли,
воспоминанья тихо потекли
под солнышка апрельского свеченье.

Сегодняшние прошлым возвели
оградок яркость, красоту прощенья.
Скорлупки разноцветные в пыли
собою муравьи обволокли.
Ум обступили горькие смущенья.

Грещащие грешившим привели
детишек чистых, благость песнопенья.
Засохших трав шуршали бодыли.
Спустились ангелы, печали размели,
сожгли неверие, развеяли сомненья.

17 апреля 2018 года


***

ПРОСЬБА К АПОСТОЛУ ФОМЕ

Фома видал Спасителя ребро.
Возможно, испугался прикоснуться.
Ведь трепетно, застенчиво добро,
способно от предчувствия проснуться.

Безрёберность опасна. Мы должны
не колебаться и не прогинаться.
Нам рёбра, словно крепости, даны.
Худой, сочти их - дважды по двенадцать.

Они хранят, вцепившись за хребет
работу лёгких, сердца перестуки.
И нам удары не приносят вред.
Пространство есть для плётки и науки.

Создал Господь супругу из ребра
заснувшего пред битвами Адама.
Любовь труднодоступна как гора,
как укрощенье льва, как стройка храма.

Но можно рёбра все переломать.
А у души переменить заветы.
Так человек не сможет воевать
и ставить самому себе запреты.

Наш путь ребрист, не гладок. По нему
идут молитвою подстраховавши остов.
Вопрос ребром:"Ты мямля почему?
Ведь быть решительным для верующих просто."

Фома апостол, исцели во мне
всю безхарактерность, бессилье,
безхребетность,
безволие, безумность, безответность,
чтоб не погибнуть в будущей войне.


***

ДРУЖБА И ПАСХА

Пасха освящает дружбу.
Мост её чиня, поёт.
Заменяет труд на службу.
Из тостов дела куёт.

В список сердца постепенно
добавляет имена.
Объясняет сокровенно -
что надумана вина.

Воскрешает о забытых
память совести больной.
На опаснейших орбитах
ставит спутников со мной.

Исправляет строчки писем.
Искренности льёт в рассказ.
Не даёт повадкам лисьим,
свойствам крысьим жить у нас

Без Святой Великой Пасхи
дружба вымерла б давно.
Но блестят любовью глазки.
Происходят в жизни сказки.
И дало отростки ласки
сердца грубого бревно.


***

НА КЛАДБИЩЕ

На кладбище в полотна тишины
вплетаются шум ветра, пенье птицы,
плач женщины, Давидовы псалмы,
лопаты звон к нам хочет дозвониться.

Любой покойник – беспокойный клад
стремлений, мыслей, поисков, ошибок.
Как жаль, что неподробно говорят
значочки даты, зна́менья улыбок.

О, если бы на Радоницу вдруг
незримых толпы сделалися зримы,
чтоб объяснить родным из первых рук –
за что те то любимы, то гонимы!

Лежат в гробах романы, жития,
трагедии, комедии, поэмы.
Их прочитать пытается семья,
отшедших продолжающая темы.

Во всех повествованиях – Христос,
через людей вседневно приходивший,
еврейских, тюркских, австралийских слёз
источники любовно иссушивший.

Запишем все уроки, чудеса,
случившиеся с нами и не с нами,
чтоб чрез столетья новых душ леса
украсить слов бесценными цветами.

На кладбище в мелодии любви
вплетаются кузнечиков игранья,
деревьев шорох, шёпот меж людьми,
стоящими пред гранью и за гранью.

21.04.2015


***

ЭПИГРАФ

"Что имеем не храним,
потерявши плачем."
Вот эпиграф всем моим
глупым неудачам.

Всем утратам чистоты,
всем растратам денег,
всем паденьям с высоты,
всем болезням в теле.

Всем срубаниям лесов,
вымираньям пташек,
разрушениям основ,
перестройкам нашим.

Истребленьям деревень,
прекращеньям дружбы,
ползаньям из света в тень
сердцем малодушным.

Умершее воскресим?
Ум переиначим?
Что имеем не храним,
потерявши плачем.

 

***

СНЕГ

Снег и свежесть. Снег и нежность.
Снег и я недобелённый.
Снег прекрасен, как безгрешность,
непонятен, как безбрежность
для корысти воспалённой.

Снег и ветер. Снег и вьюга.
Снег и я непрометённый.
Снег искрист, как слово друга,
светел, как конец недуга
с мудростью переплетённый.

Снег и город. Снег и гонка.
Снег и я неубежавший.
Снег молитвен, как иконка,
ожидаем, как солонка
от безвкусия уставшим.

Снег и песня. Снег и слово.
Снег и я недоуменный.
Снег устроен против злого,
для евангельского лова
нашей воли переменной.

 

***

ПЕРЕД РОЖДЕСТВОМ

Идёт событий череда
в задумавшийся дом,
спешит еда, ползёт беда,
врывается в окно вода,
став радостным снежком.

Идут волхвы через холмы,
столетия, сердца.
Текут псалмы, плывут чалмы,
приятный холодок зимы
румянит гладь лица.

Идёт звезда. Попутно с ней,
а может с ней в руках,
хранитель трудодней людей,
проходит ангел меж свечей,
сокрытых в облаках.

Идут поспешно пастушки,
тропинкою ночной.
скулят щенки, поют сверчки.
Колючек цепкие крючки
на ткани шерстяной.

 

***

О святителе Николае

Идёт святитель Николай,
красивый, как цветы и солнце,
осматривать родимый край,
искать потерянные кольца,
забывшимся стучать в оконца,
будить поля и мертвецов,
искать ночлег для богомольца,
бросать копеечки для вдов,
прибавить к чудесам небес
земные взлёты и закаты,
вести сквозь незнакомый лес,
наполнить славословьем хаты,
связать разорванную нить
традиций и тысячелетий,
незримо сердцу говорить,
предотвращая пули, плети,
над пропастию удержать
и из неё наверх ступени
упавшим прежде указать,
спасти учащихся от лени,
кормить воробушков зимой,
хранить коровушек от волка,
молиться о Руси больной,
врагов её смирить надолго,
иноплеменникам подать -
то руку тонущим, кричащим,
то для крещенья благодать,
всё сделать верным, настоящим,
дождь даровать сухой земле,
надежду влить в глаза пустые,
изнемогающих во зле
призвать на подвиги святые.
И я в грязи моих болот
надеюсь на его терпенье.
Святой, конечно же, поймёт
моё бессловное моленье,
моё старание плевков
в свои грехи, в мрак нравов новых,
связавших хуже всех оков,
нас безголовых, бестолковых.
Премудростью иссушит он
втянувшую унынья жижу.
И мой ужасный "легион"
в бегущих свиньях я увижу.

***

БОГООСТАВЛЕННОСТЬ

Богооставленность закончилась пока.
Другооставленность же вытерпеть-посильно.
Грех по подобию асфальтного катка
всё сделал плоским-это некрасиво.

Богооставленность не мучает пока.
Умооставленность немножечко тревожит.
Ведь без ума изранятся бока
-ловушку сердце вычислить не сможет.

Богооставленность других куёт пока.
Деньгооставленность переношу с улыбкой.
Смотрю на мир сквозь дырку кошелька,
не разговариваю с золотою рыбкой.

Богооставленность не подошла пока.
Силооставленность закончится с закатом,
когда нагрягнут в гости облака, спугнув жарищу громовым раскатом.

Богооставленность в других краях пока.
Болеоставленность опасна для ленивца.
Лишь онкологии суровая рука
ему не даст безверием плениться.

Богооставленность сняла тиски пока.
Солнцеоставленность печалит Заполярье.
А здесь ЧК, УК, ДК, ЦК
нас на путях тернистых закаляли.


Мой друг оставленный,беда пройдёт.
Молись, чтоб Богу без людей не оставаться.
Ведь мы - Его сбегающая жизнь,
заставившая плакать и распяться.

 

 

  

Православный Календарь

Пожертвования

Сделать пожертвование

НУЖНА ПОМОЩЬ

31.07.2018
Женщине с ребенком нужна помощь в съеме жилья Дорогие прихожане!Наш храм на протяжении полутора лет помогал одной из...
31.07.2018
Впервые о Православии. Помогите донести благую весть на языки Средней Азии Открыт проект по сбору средств на миссионерский перевод текстов на...
30.07.2018
КНИГА ВЗАИМОПОМОЩИ В церковной лавке находится книга взаимопомощи, в которой Вы...
01.07.2018
Продолжается сбор средств для помощи семье певчей храма Подробнее: Семье певчей храма нужна помощь Благодарность от Екатерины...
05.06.2018
Помощь церковному историку Андрею Клушину в борьбе с лейкозом Дорогие неравнодушные прихожане и благотворители нашего храма, просим вас поучаствовать...
Все записи →

Фотоальбомы

Все фотоальбомы →

Дружественные сайты

patriarchia

vikariatstvo

В соц. сетях

YouTube

У нашего храма появился свой канал на YouTube